Навигация
Полезные ссылки
Кодексы и законы РФ
Трудовой кодекс РФ c комментариями
Скачать Уголовный Кодекс РФ
(редакция от 04.08.2014)

Уголовный кодекс РФ

c комментариями


Комментарий к статье 30

1. Данное в ч. 1 комментируемой статьи законодательное определение понятия приготовления специфично с точки зрения его законодательной техники. Начинается оно с определения частных случаев (с конкретизации) приготовительных действий в виде приискания, изготовления или приспособления средств или орудий совершения преступления, приискания соучастников преступления, сговора на его совершение, а заканчивается обобщающей формулой - понятием умышленного создания условий для совершения преступления. В связи с этим любые приготовительные действия - это всегда умышленное создание условий для совершения преступления, в том числе и конкретизированные разновидности приготовления.

В отличие от обнаружения умысла на совершение преступления, когда лицо еще не выполняет каких-либо общественно опасных действий, приготовление характеризуется определенными конкретными действиями, создающими условия для совершения преступления (например, лицо изготовляет подложные документы для совершения мошенничества).

2. Конкретной разновидностью приготовительных действий нередко бывает изготовление средств или орудий совершения преступления, то есть их создание любым способом (например, изготовление ключа или отмычки для проникновения в квартиру с целью последующей кражи). Приспособление - это приведение предметов в такое состояние, которое делает их пригодными для успешного выполнения задуманного преступления (например, отточка напильника для убийства). Приискание указанных предметов - это приобретение любым способом средств или орудий совершения преступления, например, их покупка. Способ приискания может быть как правомерный, так и неправомерный, в том числе и преступный (например, лицо может украсть огнестрельное или холодное оружие, необходимое ему для осуществления своего другого преступного намерения). Сговор на совершение преступления - это достижение соглашения между двумя или более лицами на совершение преступления.

3. Иные проявления приготовительных действий как умышленного создания условий для совершения преступлений многообразны. К ним могут быть отнесены: создание организованной группы для совершения преступления (в случаях, предусмотренных Особенной частью УК, такая разновидность приготовительных действий может образовывать самостоятельный и оконченный состав преступления, например, в соответствии со ст. 209 УК оконченным преступлением признается создание вооруженной банды); разработка плана преступных действий; заблаговременное устранение препятствий (например, повреждение электрической сети в доме, где предполагается совершить кражу, отравление в этих же целях собаки); создание излишков вверенного имущества для последующего хищения в виде присвоения и т. д.

4. Специфической разновидностью приготовления к преступлению является направление преступника к месту совершения преступления, разумеется, при доказанности цели совершения преступления. По крайней мере, по делам о групповых изнасилованиях и кражах чужого имущества по предварительному сговору судебная практика обычно квалифицирует такие действия как приготовление к указанным преступлениям. Так, например, по делу Т. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР указала, что прибытие Т. к месту преступления с целью изнасилования потерпевшей направлено на обеспечение возможности совершения этого преступления, и поэтому это действие следует расценивать как приготовление к изнасилованию (см. Бюл. ВС СССР, 1972, N 3, с. 21 - 23). По делу 3. было установлено, что тот, встретив С., работавшего на текстильной фабрике, предложил ему подготовить для хищения с фабрики мануфактуру. Они договорились о дне и часе встречи, а также о месте, где краденая мануфактура будет переброшена ими через забор. В условленное время 3. вместе с П. пришли к фабрике, но 3. в проходной не пропустили и он возвратился к ожидавшему его П. Вскоре из проходной вышел С. и сообщил, что похитить мануфактуру он не смог. Президиум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении по этому делу указал, что С. и 3. договорились о краже, их последующие действия, в частности приход 3. и П. в обусловленное место к фабрике, попытка 3. пройти на ее территорию, - говорят об умышленном создании ими условий для совершения преступления. Исходя из этого, Президиум пришел к выводу, что выраженный в конкретных действиях умысел на хищение правильно в данном случае квалифицирован как приготовление к хищению (см. Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. М., 1960, с. 22 - 23).

5. Уголовный кодекс Российской Федерации 1960 г. (как и предыдущие советские уголовные кодексы) исходил из принципа наказуемости приготовительных действий к любому преступлению. Правда, в судебной практике случаи осуждения за приготовление к преступлению встречались редко, что вполне объяснимо отдаленностью приготовительных действий от окончания преступного посягательства и в связи с этим незначительной степенью их общественной опасности. Кроме того, приготовление обычно трудно доказать, так как совершение приготовительных действий само по себе не всегда еще свидетельствует о преступном намерении лица, их совершившего. В связи с этим Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. справедливо отказался от общей наказуемости приготовления к преступлению и ограничил уголовную ответственность лишь сферой приготовления к тяжкому или особо тяжкому преступлению (ч. 2 комментируемой статьи). Таким образом сделан шаг к возвращению того уголовно-правового значения приготовления к преступлению, которое было характерно для российского уголовного законодательства ХIХ века. Так, еще Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. предусматривало наказание за приготовление к преступлению лишь в нескольких (в четырех) специально оговоренных случаях: за приготовление к мятежу, к подделке монет и денежных знаков, к убийству и поджогу.

6. Вместе с тем отнесение готовящегося преступления к тяжкому или особо тяжкому еще не предрешает вопроса об уголовной ответственности за приготовление к преступлению. Дело в том, что приготовление и к этим преступлениям вполне может подпадать под ч. 2 ст. 14 УК, устанавливающую, что не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вред и не создавшее угрозу причинения вреда личности, обществу или государству. Такая малозначительность применительно к приготовлению к преступлению может выразиться либо в малозначительности самих приготовительных действий, либо в их значительной отдаленности от последующего покушения на преступление или доведения преступления до конца. Например, лицо, желая в будущем совершить убийство своего супруга, приобретает для этого шнур, которым оно намерено удавить потерпевшего. Формально эти действия вполне могут быть отнесены к разновидностям умышленного создания условий для совершения убийства в виде приобретения орудия совершения этого преступления. Однако трудности исполнения такого намерения и отдаленность этих действий от непосредственного исполнения задуманного преступления, отсутствие непосредственной опасности для потерпевшего превращает эти действия в малозначительные, не представляющие общественной опасности. Для такого вывода нельзя не учитывать и трудности процессуального доказывания, поскольку само по себе приобретение шнура еще не свидетельствует об умысле лица на убийство.

7. Специфика состава приготовления к преступлению относится к объективным признакам и субъективной стороне приготовительных действий. Во-первых, при приготовлении к преступлению еще отсутствует непосредственное воздействие на объект задуманного преступления. Например, лицо приобрело автогенный аппарат, которым намеревалось вскрыть сейф в учреждении, где, по его убеждению, находилась значительная сумма денег (допустим, для выдачи зарплаты сотрудникам этого учреждения). Объектом будущей кражи является собственность, однако приобретение орудия преступления еще не означает непосредственного воздействия на такой охраняемый уголовным законом объект (интерес), как собственность. Во-вторых, любые приготовительные к преступлению действия образуют объективную сторону приготовления к преступлению, однако они не входят в объективную сторону готовящегося преступления. Например, лицо готовится совершить убийство. В этих целях оно приобретает нож. Объективную сторону убийства составляет насильственное лишение жизни другого человека. Однако приобретение ножа еще не образует объективную сторону убийства. Таким образом, состав приготовления к преступлению характеризуется собственной (самостоятельной) объективной стороной.

С объективной стороны приготовление к преступлению характеризуется также тем, что оно может быть совершено только путем действия. Это вытекает и из законодательного определения приготовления к преступлению (ч. 1 ст. 30 УК), так как уголовный закон перечисляет лишь активные формы данной стадии совершения преступления. Очевидно, что ни одна из этих форм преступного поведения не может быть осуществлена путем бездействия.

Специфика объективной стороны характеризуется и тем, что преступление при этом не было доведено до конца по независящим от лица обстоятельствам (ч. 1 ст. 30 УК). В последнем случае надо учитывать два момента. Во-первых, чтобы приготовительные действия не образовывали самостоятельного оконченного преступления. Так, незаконное приобретение оружия (ст. 222 УК), или его незаконное изготовление (ст. 223), или его хищение (ст. 226) для последующего совершения, допустим, разбоя (ст. 162) образуют не только приготовление к соответствующему преступлению как таковое, но и самостоятельный состав преступления (незаконное приобретение, незаконное изготовление оружия или его хищение).

Во-вторых, необходимо, чтобы преступная деятельность лица по подготовке задуманного им преступления была не доведена до конца именно по независящим от лица обстоятельствам. Это значит, что преступная деятельность ограничилась приготовлением к преступлению в виду того, что она была прервана не по воле виновного.

С субъективной стороны приготовление к преступлению характеризуется умышленной виной, причем лишь в виде прямого умысла. Лицо, совершая приготовление к преступлению, осознает общественную опасность своих приготовительных действий, предвидит возможность или неизбежность совершения с их помощью задуманного им преступления и желает его совершения.

Приготовление к преступлению квалифицируется по статьям Особенной части, предусматривающей ответственность за готовящееся преступление, и ст. 30 УК. В случаях, если, как уже отмечалось, приготовительные действия образуют самостоятельный состав преступления, требуется их дополнительная квалификация по статье Особенной части, предусматривающей ответственность за это преступление (например, в случае незаконного приобретения оружия для того же разбоя еще и по ст. 222 УК).

8. В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие), непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам. Судебная практика знает самые разнообразные случаи покушения на преступление. Например, вор с целью кражи проник в квартиру, но был задержан вернувшимися жильцами. Насильник не смог осуществить своего намерения из-за решительного сопротивления потерпевшей. Преступник с целью убийства выстрелил в потерпевшего, но промахнулся либо причинил ему телесное повреждение определенной тяжести. Взяткодатель пытался вручить предмет взятки должностному лицу, но тот отказался принять взятку. Все эти случаи и образуют покушение на преступление.

9. Как и приготовление к преступлению, покушение на преступление характеризуется объективными и субъективными признаками, составляющими в своей совокупности состав этой стадии неоконченного преступления. Эти признаки позволяют отличать покушение на преступление, с одной стороны, от приготовления к преступлению, с другой, от оконченного преступления.

10. Если приготовление к преступлению создает лишь условия для совершения задуманного преступления, то покушение на преступление создает реальную опасность причинения вреда объекту посягательства. В связи с этим объективная сторона покушения на преступление характеризуется следующими моментами:
а) В отличие от приготовления к преступлению при покушении субъект оказывает непосредственное воздействие на объект совершаемого преступления. Преступник выстрелил, но промахнулся. Это означает, что в момент выстрела (пусть в конечном счете и неточного) жизнь потерпевшего подвергалась непосредственной и реальной опасности.
б) В отличие от приготовления к преступлению при покушении лицо совершает действие (бездействие), непосредственно направленное на совершение преступления. Это означает, что оно начинает или продолжает выполнение объективной стороны задуманного преступления. Вор пытался вскрыть сейф с деньгами, но был задержан. Попытка вскрыть сейф есть выполнение объективной стороны кражи как тайного хищения чужого имущества.

Поэтому, чтобы отграничить покушение на преступление от приготовления к нему, необходимо установить, является ли совершенное деяние частью объективной стороны готовящегося или совершаемого преступления. В связи с этим одни и те же действия в зависимости от характера преступного посягательства могут быть как покушением на преступление, так и приготовлением к преступлению. Например, проникновение в квартиру с целью кражи - покушение, а проникновение туда же с целью убийства - приготовление. В первом случае проникновение в квартиру есть часть тайного хищения чужого имущества как объективной стороны этого преступления. Во втором случае совершенное деяние не входит в объективную сторону убийства и, следовательно, "не дотягивает" до стадии покушения.

11. В отличие от оконченного преступления действие (бездействие), образующее покушение на преступление, не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам. Незавершенность деяния при покушении и является главным признаком, отличающим его от оконченного преступления. Определение этой незавершенности зависит от специфики объективной стороны совершаемого преступления. При покушении на преступление с материальным составом отсутствует предусмотренный диспозицией уголовного закона преступный результат (при краже или грабеже субъект не может завладеть чужим имуществом, при попытке убийства - не наступает смерть потерпевшего и т. д.). Однако покушение на преступление с материальным составом не означает, что при этом обязательно отсутствуют любые преступные последствия. Последние могут и наступить, но это не те последствия, которых добивался виновный и с которыми уголовный закон связывает ответственность. Допустим, преступник с целью убийства нанес потерпевшему ножевое ранение в грудь, но причинил лишь вред здоровью средней тяжести. В этом случае ответственность наступает не за причинение соответствующего вреда здоровью, а именно за покушение на убийство.

Покушение на преступление с формальным составом характеризуется неполным выполнением действий, предусмотренных уголовным законом. Например, насильнику не удалось совершить половой акт и т. д.

12. Незавершенность деяния при покушении происходит по не зависящим от лица обстоятельствам. Это означает, что преступление не было доведено до конца вопреки воле виновного. Лицо делает все, чтобы преступление было доведено до конца, но этого не происходит. Например, вор пытался открыть замок, чтобы проникнуть в квартиру, но не сумел этого сделать либо по причине того, что не смог подобрать ключи, либо потому, что этому помешали внезапно вернувшиеся хозяева, либо он был задержан приехавшими в результате сработавшей сигнализации сотрудниками милиции.

13. Указанные объективные признаки позволяют очертить сферу возможного совершения деяния, образующего покушение на преступление. Во-первых, покушение возможно при совершении любых преступлений с материальным составом, совершаемых как путем действия, так и бездействия. Правда, на практике случаи покушения на преступление путем бездействия почти не встречаются.

Покушение возможно также и в преступлениях с формальным составом, совершаемых путем действия, когда объективная сторона совершенного преступления выполнена не полностью.

В преступлениях с формальным составом, совершаемых путем бездействия, все поведение лица до момента совершения преступления, выразившегося в бездействии, не имеет уголовно-правового значения, а после бездействия совершенное приобретает значение оконченного преступления (например, оставление в опасности - ст. 125, отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний - ст. 308, неисполнение приговора, решения суда или иного судебного акта - ст. 315 и т. д.).

Покушение на преступление невозможно и в тех преступлениях, в которых уголовный закон для состава оконченного преступления считает достаточным совершение деяния, содержащего угрозу наступления определенных последствий (так, в соответствии с ч. 1 ст. 247 уголовно наказуемым является нарушение, например, правил хранения экологически опасных веществ и отходов, если это создало угрозу причинения существенного вреда здоровью людей или окружающей среде).

14. Субъективная сторона покушения на преступление характеризуется умышленной виной. Теория уголовного права и судебная практика исходят из того, что покушение на преступление возможно лишь с прямым умыслом. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах" указывается, что "покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда действия виновного свидетельствовали о том, что он предвидел наступление смерти, желал этого, но смертельный исход не наступил в силу обстоятельств, не зависящих от его воли" (Сб. пост. Пленума Верх. Суда Российской Федерации. 1961 - 1993. М., 1994, с. 316). В постановлении Пленума Верховного Суда СССР по делу А. указывалось, что "покушение на совершение преступления представляет собой целенаправленную деятельность лица и может совершаться лишь с прямым умыслом, так как, не желая достигнуть определенного результата, лицо не может и покушаться на его достижение". (Бюл. ВС СССР, 1982, N 8, с. 7).

При покушении на преступление с материальным составом лицо осознает общественную опасность своего действия (бездействия), непосредственно направленного на совершение преступления, предвидит возможность или неизбежность наступления вредных последствий и желает их наступления. При покушении на преступление с формальным составом лицо осознает общественную опасность совершаемых действий и желает их совершения.

15. В теории и на практике различают оконченное и неоконченное покушение. Первое образуют такие действия виновного, когда им совершено все необходимое для наступления преступного результата, однако тот все же не наступает (например, преступник с целью убийства потерпевшего выстрелил в него, но последний остался жив, виновный поджег дом, но пожарные затушили пожар и т. д.).

Неоконченное покушение характеризуется тем, что виновный по не зависящим от него причинам не смог совершить всех действий, которые намеревался совершить и которые были необходимы для наступления преступного результата (например, преступник пытался с целью кражи проникнуть в квартиру, но в этот момент был задержан соседями).

Различие между оконченным и неоконченным покушением заключается в разной степени их общественной опасности, что должно учитываться при назначении наказания.

16. В теории уголовного права выделяется также негодное покушение, которое бывает двух видов: покушение на "негодный" объект и покушение с негодными средствами. Первый вид негодного покушения будет тогда, когда лицо направляет свои действия на определенный объект, но его действия в силу допускаемой ошибки в действительности не посягают на избранный им объект и не причиняют ему вреда (например, лицо с целью убийства наносит удар ножом по трупу, не зная о том, что перед ним мертвое тело; вор взламывает сейф, думая завладеть находящимися в нем деньгами, но сейф оказывается пустым). На практике случаи таких покушений редки. Следует отметить, что название такого покушения, как покушение на негодный объект является весьма условным. Объект определяется направленностью виновного на те или иные охраняемые уголовным законом интересы и всегда является годным (реальным и присутствующим). Дело заключается лишь в том, что в результате фактической ошибки, допущенной виновным, вред объекту не причиняется. В связи с этим покушение на "негодный" объект (оконченное либо неоконченное) следует рассматривать как обычное покушение, и оно должно влечь ответственность на общих основаниях, установленных в уголовном законе для такого рода преступных действий.

Под покушением с негодными средствами понимается такое покушение, когда виновный применяет средства, объективно не способные довести преступление до конца. Допустим, во время ссоры с хозяином дома лицо с целью убийства последнего хватает со стены ружье и пытается выстрелить в потерпевшего, но ружье оказывается либо незаряженным, либо непригодным для производства выстрела (например, ввиду того, что сломана какая-то деталь этого ружья). Покушение с негодными средствами, как правило, обладает общественной опасностью и влечет наказание, так как преступление не доводится до конца лишь вследствие ошибки виновного, то есть по обстоятельствам, не зависящим от него. Лишь в тех случаях, когда выбор негодного средства основан на крайнем невежестве лица или его суеверии (разного рода заклинания, заговоры, направленные на лишение жизни другого человека, причинение вреда его здоровью и т. д.), такие действия не представляют общественной опасности для охраняемого уголовным законом интереса и потому не влекут уголовной ответственности.